Соловей-разбойник

Соловей-разбойник — в восточнославянской мифологии — лесное чудовище, нападающее на путников и обладающее смертоносным свистом. Побеждён Ильёй Муромцем.
Ахматович, Одихмантьевич, Рахматович, Рахманов — птица рахманная, представляет собой, сложный образ, в котором есть черты птицы и человека, чудовищного богатыря.
Соловей-разбойник залег дорогу в Киев, по которой едет Илья Муромец; он тридцать лет никого не пропускает, оглушая своим свистом и ревом; его гнездо на 7 дубах, но есть у него и терем; у Соловья-разбойника есть сыновья и дочь богатырша — «перевозница». Илья привозит Соловья в Киев и за его коварство убивает его или подвергает иной казни. В одном случае Соловей-разбойник является помощником Ильи в бою, и его образ сливается с представлением о Соловье Будимировиче.
Соловей-разбойник сближается по образу с иранской птицей Симургом, с богатырями Ауладом, Кергсаром, белым дивом, а в сказке об Еруслане Лазаревиче параллель к Соловью-разбойнику в образе Ивашки-сторожа.
Соловей-разбойник один из первых персонажей языческого мира. Он, летающий и свистящий, указывает на связь с могущественными Вихрями, ведающими погодой. Разбойником он стал позже, а сначала он был Могучим Ветром. Единственное, но страшное оружие Соловья – это его посвист и «крик звериный». Им он способен убивать и разрушать всё на своем пути. Очевидцы урагана утверждают, что ошеломляющий рёв урагана порой не поддается никакому описанию. От Соловьиного свиста содрогаются горы, мутятся реки, земля трясется, рушатся палаты белокаменные. Понятно, что на такое способен не просто ветер, а настоящий смерч: «Засвистал-то Соловей да-й по-соловьему, Закричал злодей-разбойник по-звериному, Так все травушки-муравушки уплеталися, Да-й лазоревы цветочки осыпалися, Тёмные лесушки к земле все приклонилися…»
Ветры, Буйные Вихри широко распространены в русских сказках и в песнях как действующие лица. К ним нередко обращаются как к живым существам. Ярославна в «Слове о полку Игореве» обращается к ветру так: «О ветер, ты ветер! К чему же так сильно веешь? На что же наносишь стрелы ханские своими легковейными крыльями на воинов лады моей? Мало ли подоблачных гор твоему веянью? Мало ли кораблей на синем море твоему лелеянью? На что ж, как ковыль-траву мы развеял моё веселие?».
Образ Соловья-Разбойника сложный. Но несомненна языческая основа: это олицетворение Вихря. Но в былинах киевского цикла он действует в реальных исторических обстоятельствах христианизации Руси. Именно тогда Соловей и обретает черты разбойника, до этого он ассоциируется с довольно редким природным явлением – вихрем. Илья Муромец впервые повстречал Соловья по дороге из Мурома в Киев. Она считалась «непроезжею». А почему? Да потому, что пролегала она по земле Вятичей – самого крупного восточнославянского племени, наиболее яро сопротивлявшихся христианизации. Полностью донести до них «благую весть» удалось лишь в XVII веке. В былине «Три поездки Ильи» говорится: И наехал в дороге на станицу разбойников, И стоит разбойников до пяти сот… И перебил он станицу разбойников…
Особо воспевается один христианский поступок Ильи: он перебил у Соловья всех детей (у Соловья девять дочерей и девять сыновей). Соловей всегда сидит на дубах. Илья только с третьего раза сшибает Соловья заговорённой стрелой. Обычное оружие Соловья не берёт. Пленённого Соловья Илья привозит в Киев, да там и казнит. Соловей свистит, и разбойники тоже перекликаются посвистом. Жилище Соловья именуется теремом, дворищем, заставой воровскою. Понятно, что заставы преграждали путь христианизаторам. Есть версия, что ворами вплоть до времен Степана Разина назывались повстанцы против церковно-помещичьей кабалы. Степан Разин проклят церковью. И он самый любимый народный герой.
Образ Соловья – двойственный. Соловей не имеет полностью человеческой наружности, но он не имеет и полностью оформленного образа птицы. С одной стороны – он крылатое существо. Услышав, что Илья мостит мост, он со свистом летит ему навстречу. Но с другой стороны, Соловей имеет облик человека, разговаривает по-русски, Илья берет его за волосы. Такую двойственность можно объяснить только тем, что Соловей – оборотень, то есть умеет оборачиваться в разные образы.