Как женился Дажьбог на Маренушке.
 
 
Ко Рипейским горам в светлый Ирий со всего света белого птицы слетались. Собирались они, солетались, о Сырую Землю ударились, обеpнулись птицы в небесных богов.
Прилетели то ко Pипейским гоpам: Огнебог-Семаргл, Ураган-Стрибог, бог Пеpун-громовержец с Дивою, ясный Хорс с Зарей-Зареницею, Волх сын Змeя с прекрасной Лелею и Дажьбог сын Роси Пepунович.
Их встречали Свaрог вместе с Ладою, приводили в чертоги хрустальные, угощали яствами разными, наполняли чаши хмельной Сурьей.
Как садились гости за златые столы, за златые столы, за камчаты скатерти - поднимали чаши одной рукой, выпивали единым духом.
После пира было гуляние по небесному саду Ирию. И гулял Дажьбог сын Пepунович, подходил к расписному терему. А в тот терем высокий прохода нет.
Тут услышал Дажьбог сын Пepунович как играют в тереме гусельки и звенят золоченые струны. И заслушался Дажьбог, и задумался, и понравились Тарху гусельки:
- Это терем Марены Cвароговны - видно там у нее гуляние!
Стал он биться-стучаться в терем - зашатались стены у терема, распахнулись двери железные. Поднялся сын Пеpуна по лестницам и вошел в палату Маренушки.
У Маренушки - развеселый пир. У Марены гости приезжие из далекого царства темного: в ряд сидят Горыня с Дубынею и Усыня с Кащеем Виевичем. Поздоровался с ними Пepунович и садился за стол на скамеечку.
- Что ж не ешь, Дажьбог сын Пepунович? - так спросила Марена Cвароговна.
А Дажьбог Марене ответил:
- Сыт, Марена, я - только что с пира у отца Свaрога небесного.
А сам думает: если поешь у нее, заворожит она, иль отравит, ведь Марена колдунья известная.
Продолжался пир и гуляние. Здесь Кащей к Маренушке сватался, и хвалился своими богатствами, и хвалился своим он бессмертием:
- Все, Марена, тебе подвластны! Все боятся Марены-Смерти! Только я не боюсь - Бессмертный! Мы с тобою, Марена, вместе подчиним, покорим поднебесную!
Наконец, пришло время позднее, стали гости прощаться с Маренушкой. Провожала Марена гостей, проводила Кащея Бессмертного, а Дажьбога стала удерживать:
- Оставайся, Дажьбог сын Пepунович, до рассвета, до света белого, и со мною, Мареною, сделай любовь! Будет мужем моим пусть Бессмертный Кащей, ну а ты, Дажьбог, - полюбовником!
Отвечал тут Дажьбог сын Пepунович:
- Ты прощай, Марена Cвароговна! Ты прощай уж, Маренушка-душенька, я не буду тебе полюбовником!
Обернулся Дажьбог от Марены и ушел один на широкий двор. Тут вскочила Марена Cвароговна и брала ножища-кинжалища, и стругала следочки дажьбожии, их бросала в печку муравлену, как бросала их - - приговаривала:
- Вы пылайте, следочки дажьбожии, вы горите во печке муравленной! И пылай в Дажьбоге Пepуновиче по Марене душа его светлая! Чтоб не мог Дажьбог жить без душеньки - чтоб не мог без меня он ни есть, ни спать! Подымайтесь, дымочки, из печечки, подымайтесь, вы, ветры буйные! Соберите тоску-ту тоскучую со всех вдов, сирот, с малых детушек, соберите со света белого, понесите ее в сердце молодца - молодого Тарха Пepуновича! Посеките булатной саблею сердце Тархово молодецкое, поселите тоску-ту тоскучую, дайте и сухоту сухотучую в его кровь, и в жилы, и в печень! Чтоб казалась ему Маренушка милей матери, отца-батюшки, и роднее Рода небесного!
Будьте крепче булата, слова мои! Ключ к словам моим в небесах, а замок в морской глубине, проглотила замок этот рыба кит. Рыбу-кит не добыть, и замок не открыть! А кто рыбу добудет и замок отопрет - того гром убьет и спалит огонь!
А Горыня, Дубыня с Усынею возвращались назад в царство темное. Растворились вдруг небеса, сокатились колеса златые, золотые колеса - огненные. А на той колеснице огненной сам Пеpун Громовержец покатывал, златокудрой главою встряхивал, в небо молнии посылая. И поглядывал вниз на Землю. Видит он - Горыня с Дубынею и Усыня идут по дороженьке.
- Где вы были? - спросил Громовик-Пеpун.
- Были мы в гостях на Рипейских горах у Марены Cвароговны в тереме. Пили-ели мы, веселились мы, веселился там и твой сын Дажьбог!
Тут нахмурился Громовержец, покатил к Дажьбогу к Рипейским горам:
- Мне не нравится, сын, что ты ходишь к Марене! Не прельстился ль ты красотой ее? По-хорошему с ней ты сходишься - по-хорошему ль разойдешься с ней? Не пеняй тогда ты на батюшку, на пеняй на родимую матушку, а пеняй, Дажьбог, на себя самого!
Огорчился Дажьбог и пошел к Роси. И спросила Дажьбога матушка:
- Что случилось - скажи, чадо милое?
- Я скажу тебе правду сущую. Изобидел меня мой отец Пеpун, говорил - будто я у Марены сижу! Я всего заходил-то разочек, посидел у Марены часочек.
- За тебя Пеpун беспокоился. Та Марена - колдунья ужасная! Не ходи к ней, Дажьбог, в светлый терем, не прельщайся ты красотой ее!
Тут сказал Дажьбог слово резкое:
- Ты по роду мне будешь матушка, а по речи своей - будто мачеха!
И пошел он в терем к Маренушке:
- Проведу я с ней ночку темную на ее кроваточке мягкой, а наутро возьму в замужество!
Тут в Дажьбоге кровь разыгралась, и сердечко в груди растревожилось, и расправил он плечи широкие. И пошел Дажьбог сын Пepунович, подходил к высокому терему. А в тот терем Марены прохода нет.
Тут натягивал сын Пеpуна лук тугой за тетивочку шелковую и стрелял стрелою каленою. Полетела стрела позлаченая, попадала в окошко косявчато - проломила окошко косявчато и расшибла стекольчато зеркало. Стал он биться-стучаться в терем. Зашатались стены у терема, распахнулись двери железные. И вошел сын Пеpуна к Маренушке.
У Марены - пир и гуляние. У Марены гость с царства темного: сам Кащей Бессмертный сын Виевич.
И сказал Дажьбогу Бессмертный Кащей:
- Ты почто, Дажьбог, к нам в окно стрелял? Проломил ты окошко косявчато и расшиб стекольчато зеркало!
Тут Дажьбогу досадно стало - вынимал он сабельку острую, поднимал ее над своей головой:
- Я тебя, Кащей, на куски изрублю!
Тут Марена со смехом говаривала:
- Не пугайся, Кащей, мил сердечный друг! Хочешь я Дажьбога могучего оберну златорогим туром?
Тут брала Маренушка чашечку, а в той чашке - водица холодная, колдовала она над чашечкой, выливала она ту чашечку на Дажьбога Тарха Пepуновича.
Вдруг не стало в светлице Дажьбога, вдруг не стало сына Пеpуна, встал в светлице Тур златорогий. Золотые рога у Тура, а копытца его серебряные, в каждой шерсточке по жемчужинке.
Приказала тогда Маренушка отогнать его в чисто полюшко.
Трое суток бродил златорогий Тур по высоким горам, по долинушкам. Увидали его пастухи, увидали - сказали матушке.
Рось тогда пастухам ответила:
- То не Тур златорогий ходит, ходит то мой сынок родимый Тарх Дажьбог, Мареной обернутый.
И просила она Пеpуна:
- Громовержец, скажи Марене, чтоб вернула она мне сына, обернула Тура Дажьбогом!
И сказал Пеpун Громовержец, раскатился гром в поднебесье:
- Ай же ты, сестрица Марена! Ты зачем златорогим Туром повернула Дажьбога доброго? отпустила его в чисто полюшко? Обрати ты его обратно, а иначе, сестрица Марена, я пущу в тебя громовой стрелой!
Обернулась Марена сорокою, полетела в чистое полюшко - там где ходят по полю туры, - девять туров - обычные туры, а десятый Тур - златорогий. Тут садилась сорока на правый рог златорогого Тура Дажьбога, стала Туру Дажьбогу выщелкивать:
- Ай же ты, Дажьбог - златорогий Тур! Не наскучило ль тебе в чистом полюшке? По долам гулять, по горам плутать, по дубравам дремучим, по болотам зыбучим? И не хочешь ли - пожениться на мне? Ты со мной сделай заповедь вечную - и возьми Марену в замужество!
- Ай же ты, Марена Cвароговна! Обрати ты меня обратно - я согласен на заповедь вечную!
И брала вновь Маренушка чашечку, наполняла ее ключевой водой, и брала три щепоточки маленьких из печи, от золы, от сырой земли. Посыпала щепоточки в чашечку, говорила над ней колдовские слова - очень странные, очень страшные.
И из чашечки Тура обрызнула. И чихнул тот Тур три разочка - обернулся снова Дажьбогом.
И пришли они снова к Рипейским горам ко Свaрогу небесному в кузницу. Им сковал Свaрог по златому венцу, и сыграл Дажьбог Тарх Пepунович со Мареною вскоре свадебку.
Солетались на свадьбу веселую со всего света белого птицы. Ударялись птицы о Матушку Землю, обернулись птицы в небесных богов.
Собирались они, солетались, поздравляли Дажьбога с Мареною. И сплела им Леля любви венок, подарила Рось голубой платок, подарила Лада гребеночку: коль махнешь платком - будет озеро, а гребеночкой - встанет темный лес.
Стали гости гулять, пить и есть, плясать.
И плясала на свадьбе Жива - и кружилась она всем на диво: правой ручкой махнет - встанет лес и река, левой ручкой - летят птицы под облака.
И плясала на свадьбе Марена - и махала она рукавами: правой ручкой махнет - лед на речке встает, левой ручкой махнет - снег из тучи идет.
Говорил сын Пеpуна Маренушке:
- Замело, завияло дороженьки, и нельзя пройти мне к Маренушке. Промету я дорожку - сам к милой пройду. Постелю постелю пуховую, обниму Маренушку милую! Продолжается свадьба небесная!"
(Сказки Коляды.)