О Перуне.
 
 
Как завязано было Макошью, как велел сам Родитель, сам Пращур-Род - появился во чреве у Ладушки сын ее и Свaрога небесного: грозный бог Пеpун - многомощный бог. Стало тесно ему в чреве матери, стал толкаться он, стал проситься на свет.
Приговаривала тогда Лада-матушка:
- Как с горами сдвигаются горы, реки с реками как стекаются, так сходитеся, мои косточки, не пускайте Пеpуна до времени.
Как завязано было Макошью, как велел сам Родитель, сам Пращур-Род, протекли года, протекли века. И пришло урочное время - разрешиться Ладе от бремени, и Пеpуну явиться на белый свет.
Приговаривала тогда Лада-матушка:
- Как с горами горы расходятся, реки как растекаются с реками - раздвигайтесь так мои косточки!
Загремели тогда громы на небе, засверкали тогда в тучах молнии - и явился на свет, словно молния, сам великий Пеpун, многомощный бог.
Как родился Пеpун - во весь голос вскричал. И от гласа Пеpуна могучего на Земле горы начали рушиться, зашатались леса, расплескались моря, Мать Сыра Земля всколебалась.
Взял тогда Свaрог тяжкий молот свой - тяжкий молот свой, да во сто пудов. Стал Пеpуна баюкать молотом:
- Баю-бай, Пеpун могучий! Вырастешь большой - женишься на Диве-додоле! Победишь зверя Скипера!
Убаюкал Пеpуна, заснул Пеpун и три года спал беспробудно.
Как проснулся - вновь закричал Пеpун, и опять горы начали рушиться и ломаться дубы столетние.
Взял тогда Свaрог тяжкий молот свой - тяжкий молот свой, да во двести пудов. Стал Пеpуна баюкать молотом:
- Баю-бай, Пеpун могучий! Вырастешь большой - женишься на Диве-додоле! Победишь зверя Скипера!
Убаюкал Пеpуна, заснул Пеpун и три года спал беспробудно.
Как проснулся он - закричал опять, и опять горы начали рушиться и ломаться дубы столетние.
Взял тогда Свaрог снова молот свой - тяжкий молот свой, да во триста пудов. Стал Пеpуна баюкать молотом:
- Баю-бай, Пеpун могучий! Вырастешь большой - женишься на Диве-додоле! Победишь зверя Скипера!
Убаюкал Пеpуна, заснул Пеpун и три года спал беспробудно.
Как проснулся Пеpун, его бог Свaрог сам отнес в небесную кузницу. Он раздул меха и разжег огонь, и призвал на помощь Cварожича. И тогда Свaрог со Cварожичем закалять стали тело перуново. Раскалили его на огне до бела и обхаживать начали молотом.
И как только его закалили они, встал Пеpун на ноги булатные и сказал Свaрогу небесному:
- Дай мне палицу стопудовую! И коня мне дай, чтоб под стать был мне!
Засверкали тогда в тучах молнии, громы на небе загремели.
То не пыль в поле распыляется, не туманы с моря поднимаются, то с восточной земли, со высоких гор выбегало стадо звериное, что звериное стадо - змеиное. Наперед-то бежал лютый Скипер-зверь, лютый Скипер-зверь - пасть, что в пекло дверь.
Как на Скипере шерстка медная, а рога и копыта - булатные. Голова его - велика как гора, руки-ноги - столбы в три обхвата. Он рогами цеплялся за тучи и по своду небесному шаркал. Как бежал Скипер-зверь - Мать Земля колебалась, в море синем вода замутилась, и круты берега зашатались.
Как схватил трех сестер лютый Скипер-зверь - Лелю, Живу, Марену в охапочку, и вонзил в них зверь когти острые, и унес с собой в царство темное.
А затем покорил весь подсолнечный мир, по Земле стал без спросу разгуливать. Тут увидел он как у реченьки, у того бел горючего камешка тихо-тихо ребенок похаживает и играет булатною палицей, тяжкой палицей - стопудовою! Рядом с ним жеребенок поскакивает, а от скоков его Мать Земля дрожит. То Пеpун, колыбельку оставивши, у горючего камня похаживал, на свирепого Скипера-зверя исподлобия хмуро поглядывал.
И сказал тогда лютый Скипер-зверь, и подвыла ему нечисть черная:
- Отрекись, Пеpун, от отца своего, поклонись, Пеpун, зверю-Скиперу! И борись, Пеpун, против наших врагов, послужи-ка царству подземному!
- Отвечал Пеpун зверю-Скиперу:
- Ах злодей, Скипер-зверь, подземельный царь! Я не буду служить черной нечисти, биться против врагов зверя-Скипера! Я служу только Роду-Пращуру, Ладе-матушке богородице и отцу Свaрогу небесному!
Осерчал тут злодей лютый Скипер-зверь, повелел мукой мучить Пеpуна он. Стали бить Пеpуна, рубить мечом - только лезвие затупилось, ничего Пеpуну не сделалось.
Повелел тогда лютый Скипер-зверь привязать его к камню тяжкому и нести топить в море синее. Но не тонет Пеpун с тяжким камешком, не берет его море синее. Он поверх воды в море плавает - ничего Пеpуну не сделалось.
Повелел тогда лютый Скипер-зверь закопать его в Землю-матушку. И тогда слуги верные Скипера стали яму рыть во Земле Сырой - сорока сажен глубиною, поперечины двадцать пять сажен. И сажал тогда лютый Скипер-зверь в яму ту Пеpуна могучего. Закрывал досками железными, запирал запорами тяжкими, задвигал щитами дубовыми. Забивал гвоздями, присыпал песками. Засыпал песками и притаптывал, а притаптывал - приговаривал:
- Не бывать Пеpуну на Сырой Земле, не видать Пеpуну света белого, света белого - Солнца Красного!
Триста лет с тех пор миновало, триста лет и еще три года. Спал Пеpун мертвым сном во Земле Сырой.
А как триста лет миновало - разгулялась непогодушка, туча грозная поднималась. Из под той из под тучи грозной - со громами гремучими и дождями ливучими вылетала могучая птица - птица Матерь Сва - Лада Матушка. И забила она крылами, стала звать Свaрога на помощь:
- Ты пошли, Свaрог, сыновей своих, пусть отыщут они братца милого, пусть отыщут Пеpуна грозного!
По велению Рода небесного, по хотенью Свaрога-батюшки, поднялись из светлого Ирия, из-за гор высоких Рипейских птица Сирин - - вещунья печальная с птицей явскою Алконостом. И за ними вслед из под облака появилась Стpатим сильнокылая. Подлетели они к зверю-Скиперу. Стали Скипера-зверя расспрашивать:
- Ты скажи, Скипер-зверь, где наш брат родной, где Пеpун младой разъясни скорей!
- А ваш брат родной в море плавает, в море плавает сизым селезнем!
- Не обманывай нас, лютый Скипер-зверь! Его палица - вон у камешка, в море синем нет серых селезней!
- А ваш брат родной в чисто полюшко погулять пошел, поиграть пошел!
- Не обманывай нас, лютый Скипер-зверь, никого-то нет в чистом полюшке, его конь стоит - вон у камешка!
- А ваш брат родной в небо синее полетел Орлом сизой птицею!
- Не обманывай нас, лютый Скипер-зверь, не парит Орлом в поднебесье он!
И ударились птицы грозные, в Землю-матушку грудью грянулись, обратились они, обернулись в грозных братьев-богов: Сирин в Велеса, Алконост - в Хоpса, в Красное Солнышко, а Стpатим в Стрибога могучего. Все те боги - братья Свaрожичи, все сыны Свaрога небесного.
Как увидел их лютый Скипер-зверь, поспешил назад в царство темное - на восток за хребты неприступные.
И задумалися Cварожичи:
- Видно нет на Земле братца нашего, как найдем мы его во Земле Сырой?
Тут сорвался добрый перунов конь с привязи у камня горючего. Побежал по чистому полюшку - вслед за ним Cварожичи двинулись. Прибежал на яму глубокую, стал он ржать, плясать, да копытом мять те посочки и камешки тяжкие.
- Видно здесь лежит братец наш Пеpун!
И Cварожичи братья скорым-скоро раскопали яму глубокую. Им светил бог Хоpс - Солнце Красное. Бог Стрибог поднял ветры буйные и разнес пески крутожелтые, а щиты разметал вместе с досками Велес мощный бог.
И раскрылся тогда в подземелье гроб. В том гробу - Пеpун, спящий мертвым сном.
- Как же нам разбудить братца милого, как поднять Пеpуна могучего?
Мудрый Велес на ухо коню прошептал - добрый конь из ямушки выскочил, поскакакал по чистому полюшку, и ложился он на горючий песок.
Пролетала тут матушка птица Могол с молодыми своими детками. И сказала она, посмотрев на коня:
- Вы не трогайте, детушки, в поле коня! Не добыча то - хитрость Велеса!
Не послушали детушки птицу Могол, полетели они в чисто полюшко, и садились они на того коня.
Тут из ямушки Велес выскочил и схватил за крылышко птенчика. Тут явились братья Cварожичи - не пускают Могола к Велесу, отгоняют его в небо синее. И взмолилась матушка птица Могол:
- Отпусти птенца, буйный Велес!
- Ты слетай, Могол, ко Рипейский горам за Восточное море широкое! Как во тех горных кряжах Рипейских на горе на той Березани ты отышешь колодец с Сурьей, что обвит дурманящим Хмелем! Принесешь из колодца живой воды - мы отпустим птенца на волю!
И привязывали братья Cварожичи бочку птице Могол под крылья, чтоб Могол зачерпнула Сурьи.
Поднималась Могол к тучам темным, понеслася быстрее ветра ко Рипейским горам в светлый Ирий сад. Зачерпнула живой водицы на горе на той Березани - принесла ту воду обратно.
Прилетела она и сказала:
- Вы возьмите живую воду! Отпустите птенца на волю!
Отпустили птенца на волю, а водой обмыли Пеpуна.
- Выходи, Пеpун, на Сырую Землю! Ты расправь, Пеpун, плечи сильные, разомни скорей ножки резвые!
Выходил Пеpун сын Cварожич, и увидел он яркий белый свет. Обогрело его Солнце Красное - кровь его расходилась по жилочкам. Размочило дождями ливучими уста сахарные Пеpуна. Усмехнулся Пеpун и расправил усы - золотые усы, жаром пышущие, и тряхнул бородой серебристою, головой своей златокудрою. И сказал он братьям Cварожичам:
- Как я долго спал во Земле Сырой!
- Коль не мы, тогда б век тебе здесь спать! - отвечали братья Cварожичи.
Поднесли Пеpуну Cварожичи рог глубокий с хмельною Сурьей, принесенной Моголом с Рипейских гор.
- Ты испей, Пеpун, не побрезгуй!
Выпивал Пеpун тот глубокий рог.
- Как, - спросили его, - чуешь силушку?
- Возвратилась мне силушка прежняя!
Поднесли вновь Пеpуну глубокий рог:
- Ты испей, Пеpун, не побрезгуй! Как, Пеpун, теперь себя чувствуешь?
- Я теперь чую силу великую - кабы было кольцо во Сырой Земле, повернул бы я всю Вселенную!
Меж собой зашептались Cварожичи:
- Слишком много Пеpуну подарено сил, он не сможет ходить по Сырой Земле! Мать Земля Пеpуна не вынесет.
Поднесли ему снова глубокий рог:
- Допивай, - сказали, - напиток. Сколько силы теперь в себе чувствуешь?
- Стало силы во мне вполовиночку.
- А теперь отправляйся, могучий Пеpун, поезжай скорей к зверю-Скиперу, отомсти ему за обидушки и за раны свои, и за милых сестер!
И сверкнула тотчас в туче молния, раскатился по небу гром."
(Сказки Коляды.)